Умный город

Видеонаблюдение — не “панацея”.

Повсеместная установка систем видеонаблюдения (“Closed-Circuit Television Surveillance”, “CCTV”), как правило, обосновывается стремлением “повысить” уровень общественной безопасности. Положительный эффект влияния обоснован одной из криминологических теорий (“рутинной (обыденной) деятельности”). Эта теория утверждает, что знание потенциального правонарушителя о том, что за ним может вестись наблюдение, повышает предполагаемый риск быть пойманным при совершении преступления в данном конкретном месте и, тем самым, снижает его мотивацию к совершению преступления. Помимо этого сдерживающего эффекта, также называются возможность более оперативного развертывания сил охраны правопорядка, когда происходит инцидент, а также получение фото-, видеодоказательств совершения преступления.

Однако так ли это эффективно на практике? Некритический подход всё более широкого распространения систем видеонаблюдения вызывает много вопросов. Речь идет не только об ограничении прав на личное пространство каждого человека, вне зависимости от того, является ли он злоумышленником или добропорядочным гражданином. Всё большее число исследований утверждают: развертывание системы видеонаблюдения может и не приводить к ожидаемому результату (повышению уровня общественной безопасности и к сокращению преступности), в то время, как финансовые затраты оказываются значительно большими, нежели потенциальные выгоды. Ставка на повсеместное развертывание систем видеонаблюдения не является “панацеей” от совершения преступления, равно как и не является гарантией успеха расследования уже совершенного преступления:

  • действительно, в ряде независимых исследований делается вывод о том, что при развертывании систем видеонаблюдения фиксируется снижение уровня преступности, в среднем, на 16%. В одних случаях эффект выше, например, оборудование системами видеонаблюдения автомобильных парковок может привести к снижению автомобильных угонов на них на 51%; в общественном транспорте — снизить число преступлений на 23%. Но в других условиях работы, снижение числа преступлений не превышает 7% . Поэтому у исследователей возникает вопрос: а что, собственно, сильнее влияет на снижение числа преступлений — внедрение видеонаблюдения или улучшение освещения (и, соответственно, “заметности” потенциального преступника), которое практически всегда сопутствует развертыванию этих систем? То есть “чистый эффект” систем видеонаблюдения по-прежнему точно не установлен ;
  • исследованиями установлено, что значимый положительный экономический эффект по соотношению затраты (стоимость устройств, пусконаладка, постоянное обслуживание, увеличение мощностей для хранения и анализа информации, содержание операторов мониторинга) /выгоды (экономический эффект от предотвращения преступлений) видеонаблюдение достигает только тогда, когда оно подкрепляется направленным патрулированием “рисковых точек”, то есть обеспечением присутствия представителей сил охраны порядка . И снова возникает резонный вопрос — если затраты на развертывание видеонаблюдения оправдывает лишь обеспечение присутствия патрулей, то, может быть существует менее затратный, чем видеонаблюдение, способ выявления таких рисковых точек?
  • в ходе другого исследования, проведенного на основе анализа более 251 тыс. преступлений (входивших в сферу расследований Британской транспортной полиции в период 2011-2015 гг.), была сделана попытка оценить вклад систем видеонаблюдения, в качестве “поставщика” полезных доказательств. В итоге стала очевидна значительная неполнота собираемых данных: видеоданные оказались доступными следователям лишь в 45% случаев, из которых лишь в 29% случаев было признано полезным для расследования (таким образом, суммарное “КПД” составило всего 13%) ;
  • кроме того замечено, что одним из “побочных эффектов”развертывания систем видеонаблюдения в отдельных районах, становится “смещение” криминогенности из него в близлежащий район, с меньшим уровнем наблюдения, то есть “общий” уровень преступности, в действительности, может и не снижаться.

Определение “Умного города”

Концепция “Умного города”, сформировалась в начале 2000-х годов. В ее фокусе лежали технологические и инфраструктурные инновации, которых со временем становилось все больше и больше (крупные центры обработки данных, умные датчики, автоматизированные электросети и т.д.). Вместе с этим пришло понимание того, что даже самые прорывные технологические решения могут не найти востребованности у жителей и/или не оказать заметного влияния на их повседневную жизнь.

McKinsey Center for Government, 2018

Так сформировалась новая модель умного города, которая включала не только способы применения умных технологических решений, но и активное вовлечение жителей в их развитие. Таким образом, речь шла не просто об “умном”, но об “умном устойчивом” городе (“smart sustainable city”, “SSC”).

Современный умный город — это не просто муниципальное образование с хорошо развитой технологической инфраструктурой, это пространство, в котором жизнь человека обретает новое качество благодаря умным решениям. Технологии и цифровизация традиционных услуг позволяют жителям использовать свои ресурсы и время более рационально и производительно .

McKinsey Global Institute (MGI) провел исследование современных городов трех типов, различающихся как устройством существующих инфраструктурных систем и исходным уровнем развития и оценил, как 60 современных решений для умного города влияют на различные аспекты качества жизни. Оказалось, что они обеспечили целый ряд положительных результатов: в частности, они позволяли снизить смертность на 8–10%, повысить оперативность реагирования на чрезвычайные ситуации на 20–35%, сократить среднее время в пути на работу и с работы на 15–20%, снизить заболеваемость на 8–15%, а также сократить выбросы парниковых газов на 10–15%.

Все существующие концепции и определения умного города подчеркивают различные аспекты функционирования городской экосистемы, уделяя особое внимание развитию информационных технологий, транспортной и телекоммуникационной инфраструктуры, инициатив, направленных на повышение экономической и политической эффективности и позволяющих максимально эффективно реализовать социальный потенциал. Системы умного города обеспечивают сбор, хранение и обработку полученных данных, отраслевую и кросс-отраслевую аналитику, позволяют прогнозировать развитие ситуаций и поведение отдельных объектов физической инфраструктуры, технических систем и социальных конгломераций, а также города в целом как глобальной распределенной многоуровневой системы

Использование ИКТ ведет к оптимизации городских процессов, причем эта оптимизация обычно достигается путем объединения различных элементов и участников в интерактивную интеллектуальную систему, драйвером которой выступают технологии интернета вещей .

По мнению экспертов ЦСР “Северо-Запад”, сегодня следует формулировать перспективные задачи создания умных городов нового (“третьего”) поколения. С технологической точки зрения умный город 3.0 является городом, управляемым данными (“data-driven city”, “DDC”), с гораздо более высокой степенью автономности работы систем, чем “умный устойчивый” город 2.0 (SSC) и является результатом цифровой революции и интенсивной цифровизации общества, а также повсеместного распространения интернета. Ключевым элементом системы являются данные (собираемые и получаемые в результате функционирования города), технологии их обработки и механизмы принятия решений. Данные и программные продукты, таким образом, выступают главным инструментом создания добавленной стоимости и ключевым механизмом управления всеми технологическими процессами.

Также эксперты приходят к выводу, что для городов разного типа, по всей видимости, не удастся выработать универсальный шаблон цифрового перехода. Поэтому, например, применительно к различным типам российских городов, обозначаются три модели цифрового перехода:

  • децентрализованная (Москва, Санкт-Петербург, города-миллионники), когда цифровая трансформация осуществляется при участии большого количества бизнес-игроков и большой емкости рынка для внедрения технологий умного города;
  • централизованная (крупные и средние города), когда процесс цифрового перехода координируется на уровне органов местного самоуправления, мобилизующих максимальное число доступных ресурсов и вовлекающих в процесс значительное число акторов;
  • модель локальных действий (средние и малые города), когда из-за недостаточности ресурсов цифровой трансформации подвергаются отдельные, наиболее проблемные инфраструктурные сектора или сферы городской экономики.

Технологии «Умного города» 2019+

Сторонники первоначальной концепции «Умного города» мечтали, что весь город будет автоматизирован и управляем. Умные города, созданные с нуля по этой первоначальной идеи, были действительно реализованы в реальном мире.

Хорошим примером является Masdar, умный город в Объединенных Арабских Эмиратах, который был построен по плану инженеров из самого известного в мире технологического университета в Бостоне — Массачусетского технологического института. Согласно планов, разработанных инженерами из Массачусетского технологического института, Masdar стал городом с нулевыми выбросами углекислого газа в атмосферу.

Все системы в умном городе, его отопление, охлаждение, электричество и питание транспортных средств осуществляются с использованием возобновляемых источников энергии. Город также не генерирует отходы. Все, что производится его жителями перерабатывается. Например органические вещества используются как топливо для электростанции.

На создание умного города, в котором в данный момент живут несколько сотен человек, а в конечном итоге планируется к проживанию около 50 000 человек, государство выделило 300 миллиардов долларов.  Masdar является доказательством того, что человечество уже может создать город, который до этого был представлен только в научно-фантастических фильмах. 

Однако в случае таких масштабных проектов возникают некоторые вопросы. Прежде всего, какие страны за пределами Объединенных Арабских Эмиратов могут позволить себе строить такие умные города? Еще один важный вопрос, который задают социологи — где же все же в этом городе место для людей? Первые концепции интеллектуальных городов настолько превратились в оптимизацию и механизацию мегаполиса, что в них было забыто о потребностях жителей и о том, что в первую очередь города предназначены для людей, а не люди для городов.

Последующие концепции «Умного города» 2019+ уже принимали во внимание роль людей в городе. Началась попытка согласовать развитие технологий, с участием граждан в жизни своих городов. Благодаря развитию технологий, которые сделали жителей города (во многом благодаря смарфонов) «мобильными рецепторами» городской жизни, были созданы инструменты, позволяющие людям принимать активное участие в жизни и создании города будущего. Благодаря облачным технологиям и растущему беспроводному Интернету (в том числе благодаря появлению сетей 5G, 4G и пр.) стала развиваться ИТС система

Это дало возможность изучать потоки граждан на конкретных развязках, адаптировать трафик и интенсивность общественного транспорта, менять светофоры и пр.

Жители современных городов могут пользоваться многими услугами, такими как покупка билетов на общественный транспорт, со своих смартфонов и пр. Также жители могут сообщать о своих опасениях или комментариях относительно функционирования мегаполиса и его органов власти.

Городская цифровая инфраструктура

В 2017 году продолжили расширение городской сети Wi-Fi, которая сейчас работает в метро, наземном общественном транспорте, на отдельных улицах внутри Садового кольца, во многих парках и студенческих общежитиях, культурно-досуговых центрах. Почти вдвое увеличили количество точек доступа к сети на территории Садового кольца, теперь их около двух тысяч. Доступ к Wi-Fi обеспечили в 164 культурно-досуговых центрах Москвы.

Сегодня более 80 процентов москвичей пользуются смартфоном, компьютером, ноутбуком или планшетом. Благодаря высокой конкуренции и активному развитию сетей мобильный интернет обходится москвичам в пять раз дешевле, чем жителям Нью-Йорка.

Более 90 процентов квартир в Москве подключены к домашнему широкополосному интернету. У каждого пятого пользователя его скорость превышает 100 мегабит в секунду.

Москва входит в 10 крупнейших городов мира с самой высокой скоростью фиксированного интернета.

Распределить ответственность

Несмотря на то, что объемы бюджетного финансирования «Умного города» остаются под вопросом, федеральный и региональный бизнес проявляет к проекту большой интерес. «Почти каждый день мне звонят предприниматели и говорят, что хотят участвовать в проекте «Умный город». Есть интерес со стороны IT-компаний и банков», — говорит Александр Люлько.

В апреле мэрия Новосибирска подписала соглашение о сотрудничестве с АО «Ситроникс». От этой федеральной компании власти города ждут решений для «умного» ЖКХ. В той или иной степени в проект превращения Новосибирска в «умный город» вовлечены десятки компаний, среди них — провайдер «Электронный город» (ООО «Новотелеком»), производитель электрики ООО «Вега-Абсолют», завод по выпуску телекоммуникационного оборудования «Элтекс», разработчик «умных» решений для автоматизации процесса парковки «Грин-пэй», поставщик IT-решений и сервисов Softline.

Причем бизнесу интересны не только города-пилоты. Так, в середине мая мэрия Томска подписала соглашение по проекту «Умный город» с ПАО «Ростелеком». Стороны договорились оказывать друг другу консультационную поддержку, обмениваться актуальной информацией и опытом. Месяцем ранее «Ростелеком» подписал соглашение с мэрией Иркутска. В рамках «Умного города» в областном центре планируется внедрять инновационные сервисы для эффективного управления инженерной инфраструктурой и модернизации социальных объектов.

По мнению аналитика ГК «ФИНАМ» Алексея Калачева, проект «Умный город» интересен бизнесу на трех уровнях. «Во-первых, это интересно компаниям-подрядчикам по разработке и внедрению элементов «Умного города» в общественную среду и городскую инфраструктуру. Это — новый бизнес, новые возможности, новые масштабы деятельности. Во-вторых, компаниям, которые будут зарабатывать на эксплуатации и использовании этих элементов — систем мониторинга, наблюдения, обработки и хранения данных, платежей и расчетов. В-третьих, прочим игрокам внедрение цифровых технологий и создания единой информационной среды обеспечит как минимум экономию времени, усилий и ресурсов», — считает эксперт.

Решения, создаваемые в рамках концепции «Умного города», легко тиражируется и настраивается под конкретную среду и запросы, указывают участники рынка. По мере масштабирования стоимость решений снижается и становится доступной более мелким образованиям и сообществам. «Для крупного бизнеса участие в реализации концепции «Умного города» — это, с одной стороны, возможность внедрять инновационные сервисы в экономику страны, а с другой — создавать комфортные условия для ведения бизнеса в цепочке «бизнес-государство», — констатирует директор по развитию бизнеса группы компаний Softline в СФО Павел Баруткин.

Среднюю окупаемость инновационных проектов для «Умного города» он оценил в два-три года. «Для государства главная цель внедрения решений «Умного города» — не способ заработать, а возможность реализовать социальную функцию муниципальных властей: сделать жизнь горожан более удобной. Тем не менее, некоторые из компонентов данной концепции могут окупиться в течение нескольких лет и начать приносить деньги в бюджет. Прежде всего, это системы фото­ и видеофиксации, «умные остановки» и энергосберегающие технологии», — отмечает господин Баруткин.

Помимо наличия необходимого финансирования, успех проекта Дмитрий Гоков из Ассоциации «НППА» связывает с умением бизнеса и власти договариваться друг с другом. «Умный город» невозможно построить усилиями какой-то одной компании или государственного ведомства. Это многоуровневый проект с большим количеством вовлеченных участников, поэтому подходить к его реализации надо структурированно, согласовывая план действий со всеми заинтересованными участниками, — говорит он. — С другой стороны, бизнес самостоятельно не сможет построить «Умный город», потому что компаниям с их коммерческими интересами будет тяжело прийти к единому видению. Поэтому проект запустится только тогда, когда власть осознает свою регулирующую роль».

Что такое «умный» город?

Представьте: вы достаёте смартфон, открываете специальное приложение и видите, к примеру, где в городе затруднено движение, можете узнать, есть ли на ближайшей велошеринговой стоянке свободные велосипеды или остались ли места на ближайшей платной парковке. Вы можете запросить зелёный сигнал светофора, находясь от него в нескольких километрах, вызвать полицию или скорую и проследить её маршрут, связаться с городской администрацией и проконтролировать процесс решения заявленной проблемы (например, яма на дороге, упавшее дерево или исчезнувший канализационный люк), будучи при этом постоянно подключённым к городскому Wi-Fi.

Дальше – больше: с помощью носимого медицинского гаджета или того же самого приложения город сможет контролировать состояние вашего здоровья, а ещё, возможно, такое приложение можно будет использовать для социального взаимодействия. Будь то онлайн-дейтинг, интернет вещейИнтернет вещей – это новый этап развития интернета, значительно расширяющий возможности сбора, анализа и распределения данных, которые человек может превратить в информацию, знания и, в конечном итоге, в мудрость. В этом смысле интернет вещей приобретает огромное значение. Промышленный интернет вещей (Industrial Internet of Things) – многоуровневая система, включающая в себя датчики и контроллеры, установленные на узлах и агрегатах промышленного объекта, средства передачи собираемых данных и их визуализации, мощные аналитические инструменты интерпретации получаемой информации и многие другие компоненты, совместные поездки или система баллов, от которой станет зависеть ваш статус в обществе (да, да, как в “Чёрном зеркале”).

Контроль за выбросами парниковых газов в атмосферу, участие горожан в программах утилизации мусора, установка солнечных батарей и использование их энергии в самых разных сферах жизни, служба доставки, в которой работают только дроны, – всё это звучит как фантастика. Однако большая половина решений для «умных» городов уже внедрена в крупнейших мировых мегаполисах.

«Умный» город – эффективная интеграция физических, цифровых и человеческих систем в искусственной среде ради устойчивого и благополучного будущего жителей, симбиоз гражданской сознательности и технологических инноваций. Это прежде всего философия, потому что техника сама по себе безлика и безвольна, и только человек принимает решение о том, заботиться ли об окружающей среде, помогать ли согражданам, пытаться ли сделать лучше пространство, которое его окружает.

Что патенты могут рассказать о развитии smart city

Оценить, на какие технологии опирается настоящее и будущее «умных городов», помогает патентная информация. По сравнению со статьями в интернете и научными публикациями, она содержит намного более подробные сведения об изобретениях. Патентные документы включают детальное технологическое описание продуктов и технологий и их новизны. А сама информация открыта и структурирована.

Кроме того, такие данные позволяют проанализировать затраты на охрану изобретений, по которым можно косвенно судить о важности и перспективности каждого ноу-хау. «Чем больше ресурсов компания вкладывает в патентование технологии или продукта, тем более ценным для компании является изобретение», — поясняют в Проектном офисе Федерального института промышленной собственности (ФИПС), который разработал патентный ландшафт по теме «Умный город»

ФИПС — подведомственное учреждение Роспатента, отвечающего за охрану и использование интеллектуальной собственности в России.

Эксперты Проектного офиса изучили сведения о выданных патентах и зарегистрированных заявках на изобретения, которые опубликованы патентными ведомствами всех стран мира. Всего они обнаружили около 53,3 тыс. документов, связанных со smart city. Из них около 8,1 тыс. — это патенты на изобретения, остальные находились на рассмотрении к моменту исследования. Авторы доклада также нашли множество опубликованных заявок — больше 35,1 тыс. Это, по их мнению, говорит об активной фазе патентования в области «умных городов».

Активность изобретателей быстро росла, начиная с 2009 года. А в 2018-м начала входить в фазу коммерциализации технических решений. «Уже сегодня наблюдаются все признаки промышленной эксплуатации умного города», — указывают в Проектном офисе ФИПС.

Проблема идеального города

Виченцо Скамоцци, Леонардо да Винчи, Франческо де Марка, Джованни Беллуччи, Ле Корбюзье – все эти талантливые люди в разные времена работали над идеей так называемого идеального города. О том, как создать такой населенный пункт, в Европе стали активно задумываться еще в эпоху Средневековья.

Так, например, сохранился чертеж двухуровневой улицы с раздельным транспортным движением, датируемый серединой XV века. Его автором является выдающийся итальянский ученый Леонардо да Винчи. На северо-востоке Италии находится уникальный старинный город Пальма Нова в форме звезды. Он был заложен еще в 1593 году. Именно таким представлялся «идеальный город» архитектору Виченцо Скамоцци.

Разумеется, с бурным развитием науки и информационных технологий представление об идеальном городе несколько изменилось. На рубеже ХХ и XXI века зародилась концепция «умного города», в основе которой лежит автоматизация абсолютно всех процессов городской жизнедеятельности.

Терминология

Вследствие того, что было реализовано большое количество технологий под маркой «умный город», трудно сформулировать точное определение «умного города». Дикин и Аль-Уэар предлагают список, включающий четыре фактора, которые оказывают большое влияние на определение «умного города»:

  1. Применение большого набора электронных и цифровых технологий в обществе и городах
  2. Использование ИКТ для трансформации жизни и рабочей среды в пределах региона
  3. Внедрение таких технологий в государственные системы
  4. Практика территориализации, которая объединяет ИКТ и людей, для того, чтобы повысить инновации и знания, которые они предлагают.

Дикин определяет умный город как тот, который использует ИКТ для удовлетворения потребностей рынка (жителей города), и что общественное вовлечение в процесс — это необходимое условие для «умного» города. «Умный город» будет, таким образом, городом, который обладает не только технологией ИКТ в конкретных областях, но также реализовывает эти технологии так, что бы они оказывали положительное влияние на местные сообщества.

Альтернативные определения включают в себя:

  • Гиффингер и соавт. 2007: «Региональная конкурентоспособность, транспорт и информационно-коммуникационные технологии, экономику, природные ресурсы, человеческий и социальный капитал, качество жизни и участие горожан в управлении городов».
  • Совет умных городов [когда?: «Умный город — это цифровые технологии, внедренные во все городские функции».[полный править]
  • Караглиу и Нижкамп 2009: «Город может быть определен как „умный“ только, когда инвестиции в человеческий и социальный капитал, традиционные (транспорт) и современные (ИКТ) коммуникационные инфраструктуры поддерживают обеспечение устойчивого экономического развития и высокое качество жизни, с рациональным управлением природными ресурсами, за счет совместного действия и взаимодействия».
  • Фрост & Салливан 2014: «Мы определили восемь ключевых аспектов, которые определяют „умный город“: умное управление, умная энергетика, умный дом, умная мобильность, умная инфраструктура, умная технология, умное здравоохранение и умный гражданин.»
  • Институт инженеров по электротехнике и электронике «умных городов»: «умный город объединяет технологии, правительства и общества, чтобы обеспечить следующие характеристики: умные города, умная экономика, умная мобильность, умная окружающая среда, умные люди, умные, живые, умные управления».[когда?
  • Бизнес-словарь: «Развивающийся городской район, что создает устойчивое экономическое развитие и высокое качество жизни, преуспевая в нескольких ключевых областях: экономика, мобильность, окружающая среда, люди, жилье, и правительство. Преуспевая в этих ключевых областях возможно создать сильный человеческий капитал, социальный капитал и/или ИКТ-инфраструктуру».[когда?
  • Правительство Индии 2014: «Умный город» предлагает устойчивое развитие с точки зрения экономической деятельности и возможности трудоустройства для широкой части ее жителей, независимо от уровня их образования, квалификации или уровня доходов.»
  • Департамент по делам бизнеса, инноваций и навыков Великобритании 2013: «Концепция не статична, нет точного определения „умного города“, нет конечной точки, но есть процесс, или последовательность шагов, с помощью которых города становятся более пригодными для жизни и устойчивыми, и, следовательно, способны быстрее реагировать на новые вызовы».[когда?
  • Экономический и Социальный Совет ООН: «инновационный город, использующий цифровые технологии для повышения уровня жизни, эффективности деятельности и оказания услуг в городе, а также развития конкурентоспособности при обеспечении удовлетворения потребностей настоящего и будущих поколений в экономических, социальных, культурных и природоохранных аспектах».

Головная боль городов – транспорт

Среди решаемых в городе видеоаналитикой задач следует
отметить отслеживание скорости и объемов трафика движения миллионов автомашин.
Последующий анализ позволяет установить закономерности и на их основе
оптимизировать городскую транспортную сеть. Это направление получило название
«интеллектуальная транспортная система» или «интеллектуальная система
управления дорожным движением». Это система контроля и управления дорожным
движением транспортных средств из единого информационного центра. Она решает
такие задачи, как распознавание государственных регистрационных знаков
транспортных средств; измерение скорости движения; обнаружение ДТП и пробок;
фиксация нарушений ПДД, сбор статистики, синхронизацию работы светофоров,
помощь горожанам и организациям в оптимизации своих маршрутов, информирование о
местонахождении и времени прибытия маршрутных транспортных средств и т. д.

Здесь кроются громадные резервы для экономии общественного
времени и топлива. Примером может служить американский Сан-Диего, где прошлой
осенью установили 12 адаптивных транспортных систем вдоль одного из самых
оживленных транспортных коридоров и обнаружили, что они сократили время
водителей в пути на 25 процентов и сократили количество остановок транспортных
средств на 53 процента в часы пик.

Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий