Приоритет международного права в свете поправок в конституцию рф

Что позволено Юпитеру

В Совете Европы «Известиям» сообщили, что позиция Венецианской комиссии по поправкам содержится в принятом заключении. Документ подготовлен в связи с запросом, который в январе направил комитет по юридическим вопросам и правам человека Парламентской ассамблеи Совета Европы (ПАСЕ).

«Комиссия уже ранее выражала мнение, что полномочия Конституционного суда РФ объявлять не подлежащими выполнению решения ЕСПЧ противоречат обязанностям РФ по Европейской конвенции по правам человека», — говорится в докладе.

Сами с правами

Ранее глава МИД РФ Сергей Лавров неоднократно заявлял, что примат национальной Конституции над международным правом — не уникальная ситуация. Такое положение уже действует во многих развитых странах, в том числе в Великобритании, Германии и США.

Подготовленная оценка не будет иметь никакого практического эффекта, уверен Константин Косачев.

— Комиссия выносит рекомендации, которые не носят обязательный характер. Они ничего не поменяют, потому что источник политической власти в России — народ. И Конституция формируется его решением — через своих представителей в парламенте и субъектах, а также на общероссийском голосовании. Любые другие точки зрения на этот счет вторичны, — напомнил сенатор.

В Совете Европы могут делать какие угодно выводы об изменении Основного закона, однако государство оставляет за собой право с ними считаться или нет, подтвердил Сурен Авакьян.

Однако, по словам члена-корреспондента Международной академии сравнительного права, адвоката МКА «Клишин и партнеры» Владимира Энтина, инициатива может быть воспринята как своеобразная самоизоляция от остального мира.

— Для других стран это будет козырной картой для введения санкций и других ограничений против России. Мы даем им повод поступать так, как им заблагорассудится. Все необходимые механизмы уже есть, — отметил адвокат.

Сами с правами

Истерика международных организаций из-за желания России укрепить свое национальное законодательство вполне объяснима, заявил «Известиям» политолог Алексей Чадаев. Ведь в последние десятилетия всё больше стран отказываются слушать малоэффективные органы, которые диктуют, что им можно делать.

Кроме того, интерпретация общемировых правил зачастую довольно субъективна. Давление международного сообщества на независимую политику отдельных стран видно невооруженным глазом. Это принуждение чаще всего выражается в экономических санкциях, однако в некоторых случаях в ход идут и военные силы.

— По всему миру происходит восстановление национального суверенитета. Президент США Дональд Трамп и отдельные европейские страны активно борются с диктатом Брюсселя. Нельзя сказать, что мы сильно выбиваемся в этом вопросе из общей тенденции. Право действует только тогда, когда действует механизм правоприменения, — сказал эксперт.

Более того, основные принципы международного права противоречат друг другу — на это не раз указывали эксперты. Например, норма о нерушимости государственных границ идет вразрез с правом на самоопределение народов.

Библиография

  1. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб. 4-е изд., доп. и перераб. М.: Норма, 2007. С. 36.
  2. Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации: Учеб. 10-е изд., перераб. и доп. М.: Норма — ИНФРА-М, 2013. С. 36, 37.
  3. Козлова Е.И., Кутафин О.Е. Конституционное право России: Учеб. 4-е изд., перераб. и доп. М.: Велби, Проспект, 2008. С. 25.
  4. Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Норма — ИНФРА-М, 2011. С. 159.
  5. Конституционное право России: Курс лекций / Отв. ред. Ю.Л. Шульженко. М., 2007. С. 32.
  6. Конституционное право Российской Федерации: Учеб. для бакалавров / Отв. ред. В.И. Фадеев. М.: Проспект, 2013. С. 33, 34.
  7. Чиркин В.Е. Конституционное право: Учеб. для бакалавров. М.: МПСУ; Воронеж, 2013. С. 25.
  8. Ранчинская П.О. Специфика взаимодействия российского и международного права в области международного коммерческого арбитража // Право и политика. 2013. N 10. С. 104 — 107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.9581.
  9. Можуга В.В. Место международных соглашений в системе публичного права Российской Федерации. Особенности иерархической зависимости различных международных соглашений в рамках ЕврАзЭС // NB: Международное право. 2014. N 1. С. 63 — 86. DOI: 10.7256/2306-9899.2014.1.10614. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_10614.html.
  10. Разумов Ю.А. Некоторые конституционно-правовые особенности реализации норм международного права в военной сфере в зарубежных странах // NB: Международное право. 2013. N 1. С. 171 — 183. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.684. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_684.html.
  11. Полтораков А.Ю. Геостратегия современного государства: политико-экономические дилеммы // Международные отношения. 2013. N 3. С. 104 — 107. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.3.7954.
  12. Шемшученко С.О. Двусторонние инвестиционные соглашения: типичная структура, понятия и формулировки положений // Право и политика. 2012. N 12. С. 104 — 107.
  13. Каламкарян Р.А. Включенность Российской Федерации в деятельность Международного суда ООН в деле обеспечения международной законности и правопорядка // NB: Международное право. 2013. N 2. С. 85 — 118. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.2.691. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_691.html.
  14. Григорьева О.Г. Теоретические основы международной правовой помощи по гражданским делам в юридической науке советского государства // NB: Международное право. 2013. N 1. С. 215 — 306. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.344. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_344.html.
  15. Ерпылева Н.Ю. Международный гражданский процесс: институционно-нормативный механизм правового регулирования // Право и политика. 2012. N 10. С. 104 — 107.
  16. Ерпылева Н.Ю. Международный гражданский процесс: институционно-нормативный механизм правового регулирования // Право и политика. 2012. N 9. С. 104 — 107.
  17. Фардеева И.Н. Роль субъектов Российской Федерации в приграничном сотрудничестве с Европейским союзом // NB: Международное право. 2012. N 1. С. 26 — 35. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.496. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_496.html.
  18. Григорьева О.Г. Участие СССР в создании международных основ правовой помощи по гражданским делам // NB: Международное право. 2012. N 1. С. 76 — 115. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.349. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_349.html.
  19. Воронина Н.А. Союзное государство Россия — Беларусь: опыт правового регулирования // NB: Международное право. 2013. N 3. С. 52 — 67. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.9061. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_9061.html.
  20. Ярошкина М.Е. Роль России в развитии интеграционных процессов в Центральной Азии в рамках ЕврАзЭС// Политика и общество, N 2. 2010.
  21. Шебанова Н.А. Международные обязательства и активы бывшего СССР: проблемы раздела и итоговое решение // NB: Международное право. 2013. N 3. С. 88 — 166. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.8764. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_8764.html.
  22. Можуга В.В. Факторы, влияющие на иерархическую зависимость источников публичного права в Таможенном союзе // NB: Международное право. 2013. N 4. С. 1 — 15. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.4.10104. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_10104.htm.

В чем будет приоритет Конституции?

В этой связи корректнее говорить о том, что конституционные поправки лишь усилили акцент на необходимости соблюдения требований Конституции РФ, даже несмотря на то, что сохраняется приоритет международного права (но не всего международного права, а только той части его нормативно-правового содержания, подписанного и ратифицированного Россией, которое не противоречит российской Конституции).

В этой связи, представляются вполне обоснованными предложения Председателя Государственной Думы В.В. Володина проверить все подписанные со стороны Российской Федерации международные соглашения и договоры на предмет соответствия Конституции и проинформировать зарубежных подписантов о том, что в процессе их исполнения Россия будет строго придерживаться своей Конституции, при этом Конституционный Суд РФ может вынести решение об их неисполнении в случае несоответствия Конституции России.

При этом возникает вполне очевидный вопрос, имеющий для нашей страны важное международно-политическое значение: в каких случаях будет необходимо добиваться переподписания международных договоров в соответствии с требованиями российской Конституции, насколько это выгодно нашей стране, являющейся универсальным правопреемником СССР, а в каких случаях России будет необходимо выходить из или денонсировать противоречащие Конституции РФ международные договоры с ее участием. Для рядового гражданина вопросы соотношения российского и международного права в большинстве случаев не имеют принципиального значения, причем столкнувшись с какой-либо правовой коллизией, гражданин РФ будет рад тому, что требования Конституции РФ не могут быть нарушены в отношении него ни при каких международно-правовых обстоятельствах, а российское государство будет защищать его права всеми доступными способами

Для рядового гражданина вопросы соотношения российского и международного права в большинстве случаев не имеют принципиального значения, причем столкнувшись с какой-либо правовой коллизией, гражданин РФ будет рад тому, что требования Конституции РФ не могут быть нарушены в отношении него ни при каких международно-правовых обстоятельствах, а российское государство будет защищать его права всеми доступными способами.

Что выше конституция или международный договор — Юр ликбез

07.08.2019   ·   : 0   ·   На чтение: 6 мин

На этой неделе Конституционный суд РФ вынес постановление, согласно которому Конвенция о защите прав человека и основных свобод, основанные на ней правовые позиции Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), содержащие оценки национального законодательства, не отменяют для российской правовой системы приоритет Конституции.

Европейский суд по правам человека — международный судебный орган, который рассматривает дела в отношении всех государств Совета Европы, ратифицировавших Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Предметом рассмотрения дел в ЕСПЧ являются все вопросы, относящиеся к правам человека (как их регулирует Конвенция). Суд может рассматривать как споры между государствами, так и жалобы отдельных лиц.

Россия признала юрисдикцию ЕСПЧ 5 мая 1998 года, ратифицировав Европейскую конвенцию.

В законе о ратификации Конвенции (ст. 1) Россия признала обязательную юрисдикцию Европейского Суда по правам человека по толкованию и применению конвенции и протоколов к ней в случае предполагаемых нарушений Россией положений перечисленных международных договоров. А в соответствии с п.

4 статьи 15 Конституции РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации являются составной частью ее правовой системы.

Если международным договором Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом, то применяются правила международного договора.

И здесь возник правовой казус — с одной стороны, Конституция обладает высшим действием на территории РФ, а с другой стороны, должны применяться нормы международного договора.

Точку в этом вопросе и поставил Конституционный суд, отдав приоритет Конституции как высшему источнику права. Что вполне логично — именно Конституция, а не акты международных судов, является проявлением воли народа и гарантией его прав. Иное означало бы полную ликвидацию суверенитета и фактическое внешнее управление страной посредством иностранных судебных решений.

Большинство других европейских стран мира в данном вопросе исходит из приоритета национальных Конституций.

Предлагаем ознакомиться:  Получил машину в наследство как ставить на учет

Например, ст.

53 Конституции Франции гласит, что если Конституционный совет, запрошенный президентом Республики, премьер-министром или председателем одной из палат, заявит, что международное обязательство содержит положение, противоречащее Конституции, то разрешение на его ратификацию или одобрение может быть дано только после пересмотра Конституции. Говоря иными словами, Конституция устанавливает свою первичность в качестве источника права.

В США согласно Статье 6 Конституции, международный договор и внутренний федеральный закон обладают одинаковой юридической силой.

При этом, нормы международного права должны быть имплементированы, то есть внесены в национальное законодательство через законодательный процесс. Вопрос о противоречии между ними и национальным с правом даже не возникает.

Таким образом, американские власти могут с легкостью прекратить юридическое действие международного права, просто издав не соответствующий ему внутренний закон.

Если говорить непосредственно о признании решений ЕСПЧ, то картина схожая.

В Германии Конвенция о правах человека стоит ниже Основного закона, т.е. на уровне федерального закона.

Например, по делу Лаутси правительство ФРГ заявило, что не будет исполнять решения ЕСПЧ в части их несоответствия нормам национального права ФРГ.

В Конституции Германии указано, что единым и высшим источником права в стране является Конституция Германии, а международные акты, ратифицированные Германией, имеют силу обыкновенного закона.

Таким образом, Германия предусмотрела правовую возможность не исполнять часть решений Европейского суда по правам человека.

Аналогичным образом дело обстоит в Австрии, Северной Ирландии, Италии, Великобритании. Что касается последней, то правящая партия вообще заявила о намерении выйти из юрисдикции ЕСПЧ, данный вопрос уже готовится для вынесения на референдум. Принципиально отказалась исполнять решение ЕСПЧ о многомиллионных выплатах в пользу киприотов Турция, и никаких мер воздействия на нее не предпринято.

References (transliterated)

  1. Baglai M.V. Konstitutsionnoe pravo Rossiiskoi Federatsii: Ucheb. 4-e izd., dop. i pererab. M.: Norma, 2007. S. 36.
  2. Baglai M.V. Konstitutsionnoe pravo Rossiiskoi Federatsii: Ucheb. 10-e izd., pererab. i dop. M.: Norma — INFRA-M, 2013. S. 36, 37.
  3. Kozlova E.I., Kutafin O.E. Konstitutsionnoe pravo Rossii: Ucheb. 4-e izd., pererab. i dop. M.: Velbi, Prospekt, 2008. S. 25.
  4. Chirkin V.E. Konstitutsionnoe pravo: Ucheb. dlya bakalavrov. M.: MPSU; Voronezh, 2013. S. 25.
  5. Ranchinskaya P.O. Spetsifika vzaimodeistviya rossiiskogo i mezhdunarodnogo prava v oblasti mezhdunarodnogo kommercheskogo arbitrazha // Pravo i politika. 2013. N 10. S. 104 — 107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.10.9581.
  6. Mozhuga V.V. Mesto mezhdunarodnykh soglashenii v sisteme publichnogo prava Rossiiskoi Federatsii. Osobennosti ierarkhicheskoi zavisimosti razlichnykh mezhdunarodnykh soglashenii v ramkakh EvrAzES // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2014. N 1. S. 63 — 86. DOI: 10.7256/2306-9899.2014.1.10614. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_10614.html.
  7. Razumov Yu.A. Nekotorye konstitutsionno-pravovoye osobennosti realizatsii norm mezhdunarodnogo prava v voennoi sfere v zarubezhnykh stranakh // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2013. N 1. S. 171 — 183. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.684. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_684.html.
  8. Poltorakov A.Yu. Geostrategiya sovremennogo gosudarstva: politiko-ekonomicheskie dilemmy // Mezhdunarodnye otnosheniya. 2013. N 3. S. 104 — 107. DOI: 10.7256/2305-560X.2013.3.7954.
  9. Shemshuchenko S.O. Dvustoronnie investitsionnye soglasheniya: tipichnaya struktura, ponyatiya i formulirovki polozhenii // Pravo i politika. 2012. N 12. S. 104 — 107.
  10. Kalamkaryan R.A. Vklyuchennost’ Rossiiskoi Federatsii v deyatel’nost’ Mezhdunarodnogo Suda OON v dele obespecheniya mezhdunarodnoi zakonnosti i pravoporyadka // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2013. N 2. S. 85 — 118. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.2.691. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_691.html.
  11. Grigor’eva O.G. Teoreticheskie osnovy mezhdunarodnoi pravovoi pomoshchi po grazhdanskim delam v yuridicheskoi nauke sovetskogo gosudarstva // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2013. N 1. S. 215 — 306. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.1.344. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_344.html.
  12. Erpyleva N.Yu. Mezhdunarodnyi grazhdanskii protsess: institutsionno-normativnyi mekhanizm pravovogo regulirovaniya // Pravo i politika. 2012. N 10. S. 104 — 107.
  13. Erpyleva N.Yu. Mezhdunarodnyi grazhdanskii protsess: institutsionno-normativnyi mekhanizm pravovogo regulirovaniya // Pravo i politika. 2012. N 9. S. 104 — 107.
  14. Fardeeva I.N. Rol’ sub’ektov Rossiiskoi Federatsii v prigranichnom sotrudnichestve s Evropeiskim Soyuzom // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2012. N 1. S. 26 — 35. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.496. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_496.html.
  15. Grigor’eva O.G. Uchastie SSSR v sozdanii mezhdunarodnykh osnov pravovoi pomoshchi po grazhdanskim delam // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2012. N 1. S. 76 — 115. DOI: 10.7256/2306-9899.2012.1.349. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_349.html.
  16. Voronina N.A. Soyuznoe gosudarstvo Rossiya — Belarus’: opyt pravovogo regulirovaniya // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2013. N 3. S. 52 — 67. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.9061. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_9061.html.
  17. Yaroshkina M.E. Rol’ Rossii v razvitii integratsionnykh protsessov v Tsentral’noi Azii v ramkakh EvrAzES // Politika i Obshchestvo, N 2. 2010.
  18. Shebanova N.A. Mezhdunarodnye obyazatel’stva i aktivy byvshego SSSR: problemy razdela i itogovoe reshenie // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2013. N 3. S. 88 — 166. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.3.8764. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_8764.html.
  19. Mozhuga V.V. Faktory, vliyayushchie na ierarkhicheskuyu zavisimost’ istochnikov publichnogo prava v Tamozhennom soyuze // NB: Mezhdunarodnoe pravo. 2013. N 4. S. 1 — 15. DOI: 10.7256/2306-9899.2013.4.10104. URL: http://e-notabene.ru/wl/article_10104.htm.
Оцените статью
Рейтинг автора
5
Материал подготовил
Андрей Измаилов
Наш эксперт
Написано статей
116
Добавить комментарий